Год 1600 по христианскому летоисчислению стал переломным в истории Японии. Битва в долине Сэкигахара поставила точку в более чем столетнем периоде внутренних войн. Токугава Иэясу стал полновластным владыкой страны. Мир принес процветание и благополучие. Росли города, развивались торговля и ремесла, а социальный вес воинского сословия – самураев – становился все меньше. Где место вина в дни мира? Проблема требовала решения. Бусидо – «Путь воина» требовал переосмысления.Именно в это время жил автор «Будосёсинсю» –трактата «Наставление вступающему на путь воина».

        Дайдодзи Юдзан Сигесуке (1639-1730) – родился в знатной самурайской семье, клана Тайра. Он изучал военную науку в Эдо, в школе Оббата Кагенори и Ходзё Удзината, которые были величайшими стратегами своего времени. После учебы Юдзан много путешествовал по стране, преподавал. Служил клану Асано в Аки, клану Мацудайра. Кроме «Будосёсинсю» известны его работы: «Ивабуси Ява», «Оцибосу», «Тайседэн», «Госинрон» и т.д.Знакомство с таким важным первоисточником, как «Будосёсинсю» обязательно и необходимо каждому, кто интересуется историей Японии и бытом ее жителей.

О постижении воинского мастерства

         Юноше , вознамерившемуся стать воином- самураем, даже если он низшего ранга, следует выбирать себе учителя, от кого, бы получал он наставления, касающиеся воинских искусств. Юноше, вознамерившемуся стать воином, следует постичь таинства военного искусства и хранимые веками секреты клана самураев и Великих Мастеров его.

         Некоторые скажут, что не подобает воину низшего ранга постигать таинства и секреты военного искусства в полной мере. Это неправильно. И вот почему. Среди тех, кто добился успеха на военном или административном поприще, было немало воинов низшего ранга, ставших выдающимися самураями и уважаемыми людьми без помощи и поддержки своего клана. Правда, чтобы добиться этого, пришлось им трудиться в поте лица всю свою жизнь. И тогда, и сейчас не было ничего невозможного для воина низшего ранга, вознамерившегося стать самураем ранга высшего, ибо единственное различие между ними – это труд, затраченный на постижение секретов и таинств военного мастерства.

         Более того, если воин, стремящийся к знаниям, умен и смышлен от природы, он станет гораздо мудрее, посвятив себя изучению воинского мастерства. Воины, обделенные природой, умнее и сообразительнее уже не станут, но и они научаться, по крайней мере, держать язык за зубами, не говорить и не совершать глупостей, когда можно этого избежать. Вот почему, хороший воин не упускает возможности постичь оберегаемые от непосвященных секреты воинского мастерства.

         Однако, те из них, кто изучает искусство боя неподобающе и спустя рукава, легко становятся самодовольными и кичливыми, поглядывая на соратников своих свысока.

          Самодовольные бахвалы шумны и говорливы, смущая молодежь высокопарными и витиеватыми речами, они вводят в заблуждение воинов низших рангов своими публичными размышлениями и рассуждениями – вредными и неправильными. Они тащатся рассуждать о вещах, неподвластных их разуму, и, поднаторев во внешнем правдоподобии, совращают с «Пути воина» умы незрелые и несамостоятельные. Зазнайство и самонадеянность ожесточили их сердца – такие всегда бывают очень жадными и своекорыстными, думающими только о своей выгоде в ущерб делу и долгу самурая. Со временем их характер становится совершенно невыносимым. Встречаются среди них и такие, кто теряет лицо, забыв о воинском братстве и священной клятве самурая. И все что происходит оттого, что некоторые неправильно понимают, как должно изучать секреты и таинства воинского искусства.

          Тем, кто намеривается посвятить свою жизнь изучению воинской науки, ен следует останавливаться на полпути. Трудитесь до тех пор, пока не осмыслите все секреты и таинства воинского искусства, а, достигнув вершин, убедитесь вы в том, что постигли простоту первооснов мира. С миром и живите. Тому, кто только делает вид, что занимается воинскими искусствами, а сам трудится, спустя рукава, не дано постичь суровую и справедливую простоту изначальных первооснов этого мира, со временем он, истомившись, потеряет веру в себя, что достойно всяческого сожаления.

          И в этом смысле возврат к простоте означает возврат к первоначальному состоянию ума неискушенного в военном деле. Умный умен и в доспехах, что же до глупца, то, как протухшая похлебка воняет протухшими бобами, так и глупца почувствуешь издалека, в какие бы одежды он не рядился.


Об образовании

Раздел будет постоянно пополнятся новыми главами из трактата